Искоренить умыкание девушек: опыт Ингушетии

Искоренить умыкание девушек: опыт Ингушетии

Вопреки сложившемуся мнению, умыкание девушек с целью женитьбы – не кавказский эксклюзив. Оно применялось еще в Древней Греции, встречалось у древних римлян, у древних славян, татар.

Практика похищения невест по ее согласию или насильственно применялась в Киргизии, Казахстане, Татарстане, Эфиопии, на Кавказе и других местах.

В современном мире умыкание в массовом порядке встречается в Киргизии и на Кавказе.    

Что касается Ингушетии, то ингуши долгие годы практику умыкания девушек списывали на многовековые традиции народа и ограничивались простым осуждением по конкретному факту, если он носил откровенно грубый характер или задевал их лично, или такому действию подвергался близкий человек.

Политолог Якуб Патиев объясняет, почему ингушам не надо похищать невест и стрелять на свадьбах.

2

По мнению исследователей, умыкание девушки – не обычай ингушского народа, а нарушение обычая, так как то, что влечет за собой вражду, не может быть обычаем. Тем более у народа, у которого даже прикосновение к чужой девушке влекло за собой кровную месть.

В прежние времена похищение производилось, если парень, по независящим от него обстоятельствам, не мог официально засватать: в доме невесты есть старшая сестра, которая не может выйти замуж по болезни, его старший брат не может жениться по той или иной причине. И чтобы «не оскорблять» сестру невесты или своего брата, парень шел на этот шаг. И примирение происходило.

Названные причины в настоящее время не являются определяющими. Независимо от того, вышла старшая сестра замуж или нет, женат старший брат или нет, сватовство совершается при наличии согласия парня и девушки.

 Похищения «за компанию»

 Девушек стали похищать из бравады, «за компанию», на пари – проиграв в карты или будучи пьяным, дав обещание друзьям похитить девушку.

Если в прежние годы лицо, совершившее похищение девушки вопреки ее воле, подвергалось уголовному преследованию при наличии заявления в органы правопорядка, то эта практика в последние годы в Ингушетии уже не применялась. Ни милиция-полиция, ни судебная власть не брались за такие дела, понимая, что хода им не дадут.

Несколько попыток осудить такие явления на различного вида форумах ничего не дали. Чашу терпения переполнила практика похищения девушек, уже официально засватанных конкретными женихами. Если в прежних случаях в состоянии противостояния оказывались две стороны, то теперь в кратковременной или затяжной вражде оказывались три стороны: похищенной девушки, похитителя и засватавшего девушку жениха. И вдобавок подобная ситуация наносила несмываемое оскорбление жениху, засватавшему похищенную другим человеком девушку.

Нередки были случаи, когда похищение засватанной девушки вызывало кровавые разборки, заканчивавшиеся смертью нескольких человек с обеих сторон. И подобная вражда иногда длилась десятилетиями, унося не одну жизнь.

Менталитет и бесперспективность попыток наказать похитителя в уголовном порядке по заявлению пострадавшей стороны не позволяли остановить волну умыканий.

2_3

Как наказывали раньше

Первая известная нам попытка перестроечного времени прекратить практику умыкания девушек была предпринята в июле-августе 1994 г.

18 и 22 августа 1994 г. в Насыр-Корте и Назрани прошли сходы с участием духовенства, а 27 августа уже съезд народа Ингушетии обобщил их и принял основные пункты решения по различным направлениям жизнедеятельности ингушского общества.

Один из пунктов касался и умыкания девушек, правда, отдельно не выделенный. Но он гласил, что человек, который совершил подобное действие, должен быть отрешен от села. В течение года никто не должен ходить к нему на свадьбы и похороны, никто не должен отведать его угощения.

Только по истечении года село может простить виновному его проступок, если он зарежет единицу крупного рогатого скота, и то после того как общество будет согласно отпустить ему этот грех.

Хотя решение и было принято самыми авторитетными представителями ингушского мусульманского духовенства, пункт, касающийся умыкания девушек, как, впрочем, и другие его пункты, так и остался неисполненным.

В августе 2002 г. имамы вновь подняли вопрос умыкания невест. На ежемесячном совещании алимов умыкание невест было признано «источником многих неприятностей и даже конфликтов». Имам села Плиево «вместе с другими представителями духовенства решили не участвовать в примирении конфликтующих сторон в таких ситуациях, пока девушка не будет возвращена своим родителям».

5 июля 2010 г. на конференции мусульман Ингушетии, в которой приняли участие более 500 делегатов от всех населенных пунктов республики, было решено, что брак должен совершаться исключительно через сватовство, по обоюдному согласию.

Муфтият принял решение о том, что похититель должен вернуть через посредников родителям их украденную девушку, чтобы она подтвердила свое согласие выйти замуж за парня-похитителя, а не похищена насильно. В этом случае похищения несколько  сократились, но не прекратились.

27 августа 2010 г. Администрацией Президента Республики Ингушетия был разработан и направлен руководителям исполнительных органов государственной власти, главам муниципальных образований, ректорам вузов и муфтияту «План мероприятий по профилактике и предупреждению правонарушений, связанных с умыканием девушек с целью вступления в брак».

Как наказывают сейчас

На состоявшейся 29 июня 2013 г. Исламской конференции Республики Ингушетия были осуждены «все действия, посягающие на права человека, его честь и достоинство». Пункт 3 решения гласил: «В отношении виновного в умыкании засватанной девушки, вне зависимости от того, знал он об этом или нет, назначить штраф в размере 300 000 (триста тысяч) рублей и отрешить от села до уплаты штрафа».

Но и это ненамного сбавило пыл любителей «легкой» процедуры женитьбы. После нескольких умыканий, повлекших за собой трагический исход для обеих сторон, духовенство решило ужесточить меры воздействия, не оставив никакой лазейки для желающих найти ее в решениях Муфтията.

9 ноября 2013 года в зале Госфилармонии в Летнем амфитеатре г. Назрани состоялась внеочередная Конференция мусульман республики.

Выступившие отметили всю социальную пагубность умыкания девушек, а представитель духовенства обозначил десять и более запретных (греховных) поступков, среди которых есть и пагубные, которые влекут за собой умыкание невест.

Это такие как то: совершать действия, которые не понравятся брату по вере, воровство чужого имущества, посягательство на честь и достоинство, дела, вызывающие вражду, ненависть и злобу, ослушание родителей, ранение сердца мусульманина и тому подобные. И за каждый такой поступок верующего ждет жестокое наказание. Правда, эти прописные истины никого, как видно, не пугают.

После дискуссии, связанной в основном с размерами штрафа, участники форума приняли решение.

Глава республики Юнус-Бек Евкуров  обещал всяческую поддержку духовенству в реализации принятых ими решений.

Состоявшее из 5 пунктов Постановление первым пунктом объявило «практику похищения женщины с целью вступления в брак категорически недопустимой  формой создания семьи в ингушском обществе».

Сколько заплатят похитители

Штрафу теперь подвергались все участники этого объявленного недопустимым действия: жених штрафовался на 200 тысяч рублей, его «подельники» – на 100 тысяч рублей каждый, имам или какой-либо другой человек, заключивший брак до внесения похитителем суммы штрафа даже при условии согласия родителей похищенной девушки на сватовство, штрафовался на 100 тысяч рублей. На ту же сумму штрафовался имам или иной примиритель, участвовавший «в процессе примирения или бракосочетания до того, как похищенная девушка будет возвращена ее родителям».

Депутаты Народного Собрания Ингушетии дважды – в 2005 и 2008 годах – вносили в Госдуму России законопроект «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ», по которому похититель девушек вопреки ее воле осуждался на тюремное заключение на три года. Но оба раза предложение было отклонено.

В советские времена в Уголовном кодексе похищение девушки входило в группу преступлений, приписываемых пережиткам прошлого, и предусматривало определенную меру наказания. И статья называлась «Преступления, составляющие пережитки местных обычаев». В новом кодексе этого понятия нет.

Отклонившая законопроект ингушских депутатов Госдума посчитала, что существующей в УК РФ 126-й статьи об ответственности за похищение человека достаточно. Статья гласит, что «Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Депутаты Госдумы посчитали также, что предлагаемая ингушскими депутатами поправка нарушает конституционный принцип равенства граждан перед законом независимо от пола.

Приводимая Госдумой в качестве достаточной меры статья предусматривает наказание от 4 до 20 лет лишения свободы. Аргументы ингушских депутатов сводились к тому, что названная  статья уголовного кодекса предусматривает освобождение похитителя от ответственности в случае, если он добровольно освободил похищенную. Таким образом, вернув родителям похищенную девушку  или добившись разными путями от девушки согласия на брак, жених-похититель уходит от ответственности.

2_1

Не стрелять

Другая проблема, связанная со свадьбой, – это стрельба на ней.

Редко какая ингушская свадьба обходилась и обходится без нее. Известно немало случаев, когда дело доходило до летального исхода или тяжелого ранения присутствующих на свадьбе людей.

Практически никого в народе, считающем себя исключительно во всем приверженцем ислама, не смущает тот факт, что стрельба на свадьбе – это языческий обычай. И стреляли в старину во время выхода невесты из родительского дома обе стороны. Была примета: какая  сторона выстрелит первой, та и будет верховодить в новой семье. И производили только по одному выстрелу. Но духовенство и рядовые последователи ислама об этом почему-то забывают.

Уже стреляют на свадьбах не только в Ингушетии, но и в Москве, других городах России.

По мнению Главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, «стрельба ради удовольствия не имеет ничего общего с традициями кавказских народов. Это простое невежество». По его словам, «кавказская свадьба – это древний и красивый обычай, и нужно делать так, чтобы люди не пугались ее». Молодым людям с Кавказа, которые проявляют эмоции таким образом, глава Ингушетии посоветовал «думать о последствиях как для себя, так и для авторитета своих народов и, в целом, кавказского региона».

5 декабря 2005 года Совет алимов и имамов Ингушетии принял решение (ВаIад) штрафовать на 1000 и более рублей каждого, кто будет стрелять на свадьбах. На практике это выливалось в штраф для хозяина двора, где проходит свадьба.  Вскоре размер штрафа в разных населенных пунктах неофициально был повышен до 3-5 тысяч рублей. Полученные деньги идут в фонд местной мечети.

Но это мало кого останавливает. Некоторые молодые люди заранее передают требуемую сумму в местную мечеть, говоря, что они все равно будут стрелять. Да и кого из молодых людей может испугать такая сумма?

Стрелки из полиции

Больше и чаще всего стрельбу на свадьбах разворачивают сотрудники правоохранительных органов, имеющие табельное оружие. Самый шик – стрелять из автомата!

В этом случае ни сами стреляющие не подвергаются спросу со стороны своих коллег, и на оружие у них имеется разрешение. По интенсивности и продолжительности стрельбы «зрители» сразу определяют, что это дело рук сотрудников полиции.

Некоторые попытки ингушской полиции призвать к ответственности виновных в стрельбе пока неэффективны. Довести дело до логического конца не удается по причине того, что уже на начальном этапе срываются все процессуальные мероприятия: «отсутствуют» свидетели, участники стрельбы проявляют круговую поруку, включают родственные связи, ходатаи просят не портить впечатление от праздника и т. п. И дело гасится в зародыше. Увидев бесперспективность дела, затеянного коллегой, другие уже не берутся за подобное.

Есть и ряд других действий, совершаемых участниками свадьбы, с которыми Муфтият и власть борются уже много лет, то принимая решения (ВаIад), то осуждая на всех уровнях.

К сожалению, достигнутых  результатов пока недостаточно.

comments powered by HyperComments

Author

Якуб Патиев
Политолог, главный редактор ингушской общенациональной газеты «Сердало».

Related Posts

No related posts found.